Развивайте страсть к изучению. Если Вы сделаете это, то Вы никогда не перестанете расти. Энтони Дж. Д'Анджело, 2000


Полезно

Наши проекты



Юмор. И не только...

Откуда берутся свободные дети

Кен Робинсон о смене парадигмы образования

 

 

Эми Чуа - тренер в цирке, а не мать-тигрица

У современных родителей появилась возможность выбирать форму, метод и интенсивность обучения своих детей. Но в связи с этим у них возникает множество вопросов. Какой способ передачи знаний больше подходит для ребенка? Что такое свобода в образовании? Можно ли научить ребенка чему-либо, принуждая его к обучению? Какой будет результат такого насильственного обучения? На эти и другие вопросы отвечает в своей статье-размышлении о популярной книге Эми Чуа «Боевой гимн матери-тигрицы» профессор психологии Бостонского университета, специалист по игровой форме обучения Питер Грей.
Питер Грей
перевод: L'Inconnue

Эми Чуа - тренер в цирке, а не мать-тигрица

Настоящие матери тигрят позволяют своим детёнышам учиться посредством игры.

 

Издано 16 февраля 2011 Питером Грэем  в Свободе Учиться

Меня многие спрашивали о том, что я думаю по поводу книги Эми Чуа «Боевой гимн  матери- тигрицы»[1], так что я наконец сдался, купил и прочитал эту книгу. Я стыжусь того, что моя покупка внесла даже небольшой вклад в признание этой книги бестселлером и  пополнила гонорары Чуа. Хотелось бы думать, что Чуа написала эту книгу как сатиру, но она говорит, что это достоверное описание ситуации и я принимаю ее слова на веру. Именно поэтому я не могу вполне оценить «юмор», который, как утверждают некоторые читатели, присутствует в экстремальных описаниях Чуа ее учебных методов.

 

 Подход Чуа к воспитанию своих дочерей было бы правильнее назвать «дрессировка». Ее метод включает в себя настолько полное подчинение  дочерей своей воле, насколько она, свирепая "мать-тигрица," сможет достичь. Чуа решает на каких инструментах они будут играть (фортепьяно для Софии, скрипка для Лулу) и использует любые возможные средства, кроме (по-видимому) физического насилия, чтобы заставить их заниматься по несколько часов в день. Ее методы включают: припадки крика, угрозы, взятки, оскорбления, пристыжения и ложь (как, например, когда она обещает освобождение от занятий, а потом изменяет своему слову). Ее любимый метод повторять своим дочерям снова и снова,  что они опозорят всю семью - особенно их мать - если они займут любое место, кроме первого, на предстоящем соревновании. Она  гордо обо всем этом заявляет. Ни в каком месте в книге,  даже в конце, когда она утверждает, что  несколько смягчилась, Чуа  не выражает сожаления. Все в жизни для Эми Чуа - соревнование и каждый, кто не занял первое место, - неудачник. Чуа называет это «воспитание по-китайски» , но я бы не хотел бы  присоединяться к спорам, происходящим в настоящее время в Интернете относительно того, оскорбляет ли она таким образом целую расу или культуру людей.

Чуа заботится о том, чтобы каждая минута времени ее дочерей была занята деятельностью ее (Чуа) выбора. Главным образом, ее дочери ходят в школу, делают домашнюю работу, берут музыкальные уроки, занимаются на своих музыкальных инструментах (обычно вместе с самой Чуа, «стоящей» у них над душой и критикующей) и путешествуют с выступлениями по разным престижным соревнованиям. Им не позволяют играть с друзьями, устраивать вечеринки и (по-видимому) не дают вообще никакого свободного времени чтобы играть самостоятельно или общаться с другими детьми. Они ездят в бесконечные заграничные поездки со своими обеспеченными родителями, но должны проводить большую часть времени в этих поездках, занимаясь на своих инструментах. Чуа не жалеет любых денег чтобы нанять лучших, всемирно известных преподавателей для своих дочерей и хочет быть уверена, что они выступают перед самой представительной аудиторией.

Для человека, занимающего престижную позицию  профессора права в Йельском университете, Чуа воспринимается как невероятно незрелая и неосведомленная личность в этой книге. Ее вспышки гнева похожи на истерики двухлетнего ребенка. Многие из ее утверждений, которые, как предполагается, формируют философскую основу книги, просто глупы и показывают  ее невежество в понимании реальной человеческой жизни. На странице 29 Чуа представляет то, что видимо является центральным принципом ее образовательной философии: "Китайские родители понимают, что ничто не является забавой, пока ты не умеешь это делать хорошо. Чтобы хорошо что-то делать, надо работать, а дети сами никогда не захотят работать, поэтому так важно заставить их это делать, невзирая на их предпочтения."

 

Как печальна и невозможна была бы жизнь, если бы это абсурдное заявление было верно! Как тогда Чуа может объяснить то, что любой нормальный ребенок сам учится говорить или ходить и при этом получает от этого удовольствие с самого начала; или как можно объяснить  удовольствие моего сына от чтения и письма, которым он научился  совершенно самостоятельно посредством игры; или раннюю любовь Эйнштейна к математике; или мой собственный детский трепет от научения и повышения мастерства в бейсболе без всяких формальных инструкций вообще; или удовольствие, которое все нормальные дети (т.е. не воспитанные "матерями-тигрицами") повсюду и на протяжении всей мировой истории получали от всевозможных игр на любых стадиях мастерства от новичка до эксперта. Чуа бы никогда не смогла понять успех учеников из Школы Садберри Валлей, где все студенты сами отвечают за свое образование, преследуют свои собственные интересы и получают удовольствие в любой момент.

 

Сама Чуа производит впечатление в этой книге  мультяшной карикатуры, которая могла бы  проиллюстрировать, отрицательным примером, многие  из идей, о которых я писал в предыдущих эссе в этом блоге. Я утверждал, что свободная игра учит детей тому как получать удовольствие от жизни, любви к учебе, не смотреть на обучение  как на работу, как уметь ладить  с другими людьми и воспринимать их на равных, как преодолеть самовлюбленность и как управлять своими импульсами и регулировать свои эмоции. Чуа сама выросла под пятой ее собственных "матери-тигрицы" и "отца-тигра." Она должна была быть круглой отличницей и побеждать на всех соревнованиях, чтобы заслужить одобрение своих родителей и у нее не было времени на игру. И какого рода взрослым человеком она стала? На странице 97 Чуа говорит: "Правда в том, что я не очень-то умею наслаждаться жизнью. Это не является одной из моих сильных сторон." Целью жизни, если мы последуем примеру Чуа, является не удовольствие, а победа и хвастовство. Ее дети, которых она рассматривает как продолжение себя, должны быть идеальны во всех публичных ситуациях  - в школе, на музыкальных концертах, во время роскошных обедов для прославленных знакомых и коллег Чуа и даже в том, как они произносят небольшие заготовленные речи об их умершей бабушке.

 

Ценности Чуа,  повсюду в этой книге , - это ценности нарциссиста. Здесь нет ничего о важности  заботы о людях в целом,  кроме как себя и ближайших родственников (которые для Чуа продолжение самой себя). Ее  философия воспитания детей  была бы комично элитарной, если бы я мог воспринимать книгу как беллетристику, а не автобиографию. Если бы все воспитывали  своих детей методом "матери-тигрицы", то все дети бы постоянно соревновались между собой и их бы оценивали по тому какое место они заняли в соревновании. Таким образом, в каждом соревнование все дети, кроме одного ребенка, занявшего первое место, были бы проигравшими, «мусором», если использовать термин, которым, как  Чуа с гордостью говорит, она назвала одну из своих дочерей, когда та не смогла соответствовать ее ожиданиям.

Почему эта глупая книга так хорошо  продается и так много обсуждается?  Я думаю, что основная причина состоит в том, что философия Чуа не так уж далека, по правде говоря, от философии большинства американских и европейских родителей и педагогов, как нам бы в это хотелось верить. Наши школы устроены таким образом, чтобы обеспечить постоянное соревнование. Мы видим как  "западные" родители ездят повсюду с хвастливыми наклейками на бампере своей машины: "Мой ребенок - отличник". В школе обучение называют работой и оно и является работой, потому что всех детей в классе заставляют учить каждый урок одинаково, в одно и то же время, независимо от их предпочтений и склонностей. Удовольствие, предполагается, происходит от победы - получения пятерки или высоких почестей  или от поступления в Йельский университет - но это происходит только после того, как ты это заслужил, а чтобы заслужить, в этих лишенных игры условиях, тебя надо заставить против твоего желания работать.

Философия нашей школьной системы, на самом деле, – это философия «матери-тигрицы»; но следуя этой философии, многие люди в школьной системе слишком слабохарактерны и мягки. Завышение оценок, награды за посредственную работу, засчитывание ученикам работы, которой они не сделали – все это подрывает философию. Таким образом, книга Чуа нравится тем, кто «купился» на господствующую в нашей культуре философию обучения и полагает, что более жесткий подход заставил бы систему работать. Подход «матери-тигрицы» Чуа к воспитанию и образованию - логическое продолжение того же самого, господствующего менталитета, который  дал нам "Не оставить ни одного ребенка без"[2] и все остальное текущее направление, чтобы сделать наши школы еще более жесткими и ограничивающими и дать нашим детям еще меньше возможности для игры, чем это имеет место даже теперь.

 

Возможно, что у книги Чуа есть свое предназначение,  в конце концов, в широком смысле вещей. Она не писала книгу как сатиру, но тем не менее она является сатирой. Она показывает нелепость сегодняшних представлений в нашей культуре об образовании и делает это тем, что следует всем этим верованиям наиболее полным образом. Если мы хотим систему образования, которая совместима с нашими верованиями о свободе, о самоопределении и о демократическом идеале, которыми многие из нас все еще утверждают, что дорожат, то нам нужно основывать ее на философии настоящей Матери Тигрицы, а не на философии дрессировщика тигров в цирке. Настоящие Матери-тигрицы позволяют своим детёнышам играть, потому что они знают, что их детёныши созданы, по своей природе, чтобы играть, таким образом они научатся всему, что им нужно научиться, для того чтобы успешно расти по направлению  к взрослой жизни тигра. Дрессировщики тигров, с другой стороны, используют кнут, чтобы дрессировать молодых тигров делать все то, что тигры не хотят делать, только для того, чтобы развлекать окружающих и похвастаться навыками тренера.

 

  1.  Amy Chua « Battle Hymn of the Tiger Mother».
  2.  "No Child Left Behind"  - принятый в американском конгрессе акт об образовании в государственных школах.

Раздел о Питере Грее на нашем сайте

Назад в раздел




 
cialis reseptfritt receptfritt viagra på apoteket köpa kamagra snabb leverans cialis billigt viagra doping 2012 generisk cialis sverige beställ viagra på nätet