Самый важный аспект свободы слова - свобода учиться. Все образование это непрерывный диалог в вопросах и ответах, которые вытекают из любой появляющейся проблемы в поле зрения. В этом сущность академической свободы. Уильям О. Дуглас, 1955


Полезно

Наши проекты



Юмор. И не только...

Откуда берутся свободные дети

Кен Робинсон о смене парадигмы образования

 

 

Кен Робинсон

Ольга Писарик

сэр Кен Робинсон

Когда я думаю о современной системе образования и попытках её осмысления, то на фоне многочисленных авторов я выделяю для себя три фигуры. Не потому что они были первыми или говорили какие-то исключительные вещи, а потому что их имя у меня стойко ассоциируется с одним из важных этапов в критике обязательного школьного образования.

Первый автор – Джон Холт. Джон Холт показал, как учатся дети, отчего зависит их любознательность, и что школьное образование зачастую не учитывает особенностей развития и обучения детей. Следующий – Джон Тэйлор Гатто – очень подробно обьяснил, что школы никогда и не были призваны раскрывать детские таланты, и что школы прекрасно справляются с изначально заложенной в них функцией – способствовать продвижению единиц на верх пирамиды, а в остатке производить более-менее однородный продукт для нужд индустриальной экономики. И, наконец, – Кен Робинсон (Ken Robinson). Кен Робинсон чётко показал, что такое образование, которое существует сейчас, не просто калечит людей, оно уже экономически не выгодно и не соответствует запросам сегодняшнего дня.

К Кену Робинсону я отношусь неоднозначно, какие-то его идеи считаю ошибочными, другие - неоригинальными. К сожалению, он нигде не ссылается на своих предшественников, но возможно, это просто особенности постороения публичных выступлений. Зато у сэра Кена Робинсона есть неоспоримое преимущество перед остальными – его слушают.

Международно признанный эксперт по развитию креативности, инноваций и человеческих ресурсов, он работал (и работает) с правительствами в Европе, Азии и США, с международными агентствами, крупнейшими корпорациями, и культурными организациями. В 1998 году возглавлял комиссию по креативности, образованию и экономике в правительстве Тони Блэра, где подготовил получивший широкий резонанс доклад «Наше будущее: креативность, культура и образование» (The Robinson Report ). Был одним из четырёх международных советников правительства Сингапура, когда оно затеяло реформы с целью превратить Сингапур в креативный центр Юго-Восточной Азии. В 2003 году Елизавета II посвятила его в рыцари за служение искусствам. Его речь на ТЭД-конференции «Как школы убивают способность творчески мыслить» была скачана более четырёх миллионов раз (4 000 000).

То есть это – мастодонт. И те вещи, которые он говорит, они доходят. Много куда доходят. И даже если «наверху» рекомендациями Кена Робинсона будут прикрывать очередную растрату денег налогоплательщиков, то миллионы людей, мысли которых резонируют с его идеями, со счетов не сбросишь. Так что я перевела несколько отрывков из текстов с его сайта, чтобы познакомить вас с мэйнстримом.

Непредсказуемое будущее

Дети, которые пойдут в школу в этом году, будут уходить на пенсию в 2065. Ещё раз - в 2065. Есть ли у вас хоть малейшее представление о том, как будет выглядеть мир в 2065 году? У меня нет. И я не думаю, что кто-то вообще рискнёт давать прогнозы больше, чем на 5 лет вперёд. Тем не менее, это наша обязанность – подготовить детей жить в том мире. В мире будущего, о котором мы знаем только то, что оно не будет похоже на настоящее.

Технологические и экономические изменения в нашей жизни с каждым днём происходят всё быстрее и быстрее. Такой пример: в 1957 году вышел первый список S&P (Standard and Poor) 500 самых крупных корпораций. Через 40 лет, в 1997 году, в списке осталось только 74 компании из тех 500. К 2020 году, по мнению экспертов, список S&P на 75% будет состоять из компаний, которые нам сегодня не известны, многие будут заниматься видами бизнеса, которые ещё не изобретены.

На фоне экономического кризиса американские работодатели нуждаются в работниках творческих, гибких и легко приспосабливающихся к изменениям. Креативность – не роскошь, а средство выживания. В 2001 году компанией МакКинзи (McKinsey&Co) было опрошено 6000 руководителей из 400 крупнейших компаний, с целью выяснить, какова самая большая сложность, с которой они сталкиваются на сегодняшний день. Большинство отметило, что очень сложно найти людей, которые могли бы принимать хорошие решения в неустойчивые времена, кто мог бы адаптироваться к новым возможностям и творчески отвечать на изменения. И это проблемы руководителей топ-компаний, которые могут себе позволить нанимать сливки рабочей силы! Что уж говорить обо всех остальных.

Компании либо переманивают друг у друга работников, способных мыслить нестандартно, либо внутри своих структур создают условия (курсы, семинары и тренинги) для повышения творческого потенциала своих работников. Ежегодно на это тратятся миллиарды, потому что существующая система образования уже не соответствовует реальным нуждам экономики.

Устаревшая система образования

... Та система образования, которую сейчас настойчиво пытаются реформировать во всех индустриальных странах, была внедрена в жизнь в конце 18 – в 19 веке, чтобы удовлетворять потребности той эпохи, эпохи индустриализма, когда ручной труд составлял 80%, а умственный 20% . Эпоха прошла. Если в 1965 году на производстве было занято около 30% всех занятых в экономике, то сейчас эта цифра менее 12%. Это всё ещё не мало, но гораздо меньше, чем раньше. И эта цифра постоянно снижается.

В мире сейчас активно развиваются бизнесы, связанные с интеллектуальным трудом: различные формы искусства, разработка программного обеспечения, развитие науки и технологий. В этих областях идеи ценятся превыше всего. Многие страны уже начинают понимать, что будущее благосостояние их экономик зависит от потока инноваций, способность творчески мыслить становится важнее формального образования.

... Удивительный парадокс. Мы ясно понимаем, что всё, что мы знаем о нашем будущем – это то, что мы ничего о нём не знаем, кроме того, что оно не будет похоже на настоящее. При этом все реформы среднего образования основаны на идее, что мы можем подготовиться к будущему, просто лучше делая то, что мы делали в прошлом. Просто надо повысить стандарты.

Проблема не в том, что мы не должны повышать стандарты. Конечно, мы должны повышать стандарты. Проблема в стандартизации. Стандартизация – враг инноваций. Потому что стандарты очень узки и порождают атмосферу страха и избегания риска.

... Многие взгляды родителей были сформированы в их детстве и юности и они проецируют свой опыт на своих детей, не отдавая себе отчёта, насколько отличается их опыт от опыта, который получают в современной школе их дети. В так необходимой нам реформе образования доминируют подходы и представления 20-30-40-летней давности. И наши политические деятели не ставят их под сомнение. Но истина в том, что нам надо делать нечто совершенно иное.

В 1960-х – 70-х годах мы верили, что если ты будешь хорошо учиться, отучишься в университете и получишь диплом, то ты сможешь найти себе спокойную работу с хорошим заработком и обеспечить себя до конца жизни. Тогда эта история была правдой, но не сейчас, и дети знают это. Цифры безработных выпускников университетов постоянно растут. Да, они могут найти работу и зарплату, но не эквивалентную их образованию. И это не их проблема, это проблема общего обесценивания традиционного академического образования, инфляция дипломов.

Школы убивают креативность

... Около 10 лет назад Джордж Лэнд и Бет Джарман опубликовали книгу «Контрольная точка и дальше: освоение будущего сегодня» (George Land and Beth Jarman, Breakpoint and Beyond: Mastering the Future Today). В книге они описывали результаты исследования дивергентного мышления. Дивергентное мышление не идентично понятию творчества, но является хорошим примером творческого подхода. Это способность мыслить не-логически: мыслить по аналогиям и ассоциативно.

Исследование заключалось в серии тестов, которые давали 1600 детям от 3 до 5 лет. Если ребёнок достигал определённого результата, его считали гением дивергентного мышления. Из 1600 детей «гениями» оказалось 98%. Это было лонгитюдное исследование и через 5 лет учёные опрашивали тех же детей с помощью тех же тестов. «Гениями» дивергентного мышления оказались 32%. Опрос был повторён ещё через 5 лет. Результатов «гениальности» достигли только 10% детей. Тогда учёные дали те же самые тесты 200 000 взрослых, и только 2% смогло перешагнуть рубеж «гениальности» в дивергентном мышлении.

Что происходит? Мы привыкли, что маленький ребёнок ничего не умеет, и постепенно учится или его обучают, и он становится всё лучше и лучше. Но в этом эксперименте мы видим, как дети постепенно теряют свои потрясающие творческие способности.

Мы не знаем всего, что происходило с этими детьми с 5 до 15 лет, но одно мы знаем точно, все они ходили в школу, всех их образовывали. В современной школе учат не ошибаться, учат не рисковать, учат знать, что именно этот ответ – правильный. И он написан в конце учебника. Но подсматривать туда нельзя.

Вывод: Мы все рождаемся с огромными естественными талантами, но наши образовательные учреждения склонны душить многие из них. Такая растрата талантов происходит из-за нескольких факторов: узкое сосредоточение на нескольких академических предметах, вытеснение из школ творческих и гуманитарных предметов, сухое преподавание математики и науки, одержимость стандартизированными тестами и, обусловленная финансированием, необходимость учить для тестов.

… В традиционной системе образования ребёнок изучает не то, к чему у него есть способности, а очень узкий набор обязательных предметов, потому что когда-то знание этих предметов было перспективно в плане трудоустройства. Сегодня наши дети изучают эти предметы, потому что наши политики думают, что в будущем это пригодится для экономики. Но если вы спросите бизнесменов, то практически все они скажут обратное. Они скажут, что выпускники школ не имеют склонности к инновациям, не могут работать в команде и не умеют эффективно общаться.

От модели механистической к модели агрокультурной

Сейчас наше общество стоит на пороге экологической, гуманитарной и экономической катастрофы. И те испытания, которые выпадают на нашу долю сейчас или выпадут в будущем, возможно будет преодолевать только, если мы будем уметь творчески мыслить, проникать в суть вещей, быть открыты инновациям и нестандартным решениям. Но наша система образования последовательно угнетает все эти качества в очередном поколении молодых людей. Просто реформировать эту систему уже не достаточно. Мы живём во время культурной и экономической революции. Эта революция глобальна по масштабу и не предсказуема по натуре. Чтобы соответствовать, нам нужна революция в культуре образования.

Эта новая культура возникнет из более широкого понимания человеческих талантов. Чтобы её осмыслить, я уверен, нам понадобится оставить позади принципы индустриализма и признать органические принципы экологии. Система образования не должна производить, а должна выращивать, развивать человеческий потенциал. Развитие человека никогда не было линейным, как его пытались представить, оно всегда было органическим и динамичным.

Человеческие коллективы не являются механизмами, а скорее организмами. Они зависят от чувств, и отношений, и мотиваций. В них огромное значение имеет то, как люди ассоциируют себя с этими коллективами. Вы сами знаете, что то, как мы работаем в организации глубоко зависит от того, насколько значима для нас эта организация.

Как все живые организмы, мы расцветаем при одних условиях и чахнем при других. Ответ кроется не в стандартизации образования, а в его персонализации, подстройке под нужды каждого ученика и каждой общины.

Источники для перевода: http://www.ecs.org/clearinghouse/60/51/6051.pdf
http://www.ecs.org/html/projectsPartners/chair2005/docs/Sir_Ken_Robinson_Speech.pdf
http://www.businessweek.com/print/innovate/content/feb2006/id20060223_167340.htm

Назад в раздел




 
hjälper viagra på tjejer receptfritt viagra fungerar cialis på kvinnor köpa generisk cialis i sverige viagra apotek pris net apotek viagra kamagra oral jelly billig kaufen