Задача современного педагога состоит не в том, чтобы вырубать джунгли, а в том чтобы орошать пустыни. К. С. Льюис 1963


Наши проекты



Юмор. И не только...

Откуда берутся свободные дети

Кен Робинсон о смене парадигмы образования

 

 

Поверить, что ребенок будет учиться

Анскулинг остается территорией неизведанного и загадочного в сфере образования для всех, кто не рискнул попробовать. Но для тех, кто решил учиться дома и исходить при этом только из собственных убеждений и увлечений, ничего загадочного и уж тем более страшного не остается. О том, каково это - идти своим собственным путем в образовании, одновременно простым и сложным, но при этом максимально естественным, - несколько фактов из жизни анскулеров штата Иллинойс.

 

Нужно поверить, что ребенок будет учиться

Автор: Розалинда Росси, обозреватель по вопросам образования
Перевод: Елена Мошкова
специально для проекта "Свобода в образовании"

Восемнадцатилетняя Эбби Стюарт в этом месяце получила сообщение, что она досрочно принята в элитный Принстонский университет, - несмотря на то, что девушка ни дня не ходила в школу в старших классах. У Эбби есть и еще одно серьезное достижение: она исполняет партию Снежной Королевы в балете «Щелкунчик» *, идущем в Театре Атенеум**, – во многом именно потому, что она ни дня не ходила в школу в старших классах.

Пять лет назад, в раздражении от темпа и глубины программы, которой придерживалась ее школа в Чикаго, Эбби ушла из восьмого класса и оказалась на неизведанной территории – в числе обучающихся дома детей, которых часто называют «анскулерами». Выбрав этот вариант «обучения, основанного на потребностях ребенка», Эбби избавилась от каких-либо учебных планов. Она тратила время по своему усмотрению, работала в своем темпе и, что самое важное, следовала своим увлечениям, - не отвлекаясь на сдачу тестов и получение оценок. Иногда она просто просыпалась утром, хватала на кухне тарелку с хлопьями – и возвращалась в постель с книгой.

С момента ухода из школы она прочла книги, список которых занимает шесть страниц: от «Происхождения видов» Чарльза Дарвина и «Математического анализа» Холта, Райнхарта и Уинстона до шестнадцати пьес Шекспира. «Я занимаюсь тем, что считаю правильным на данный момент», - говорит Эбби. «И если я три недели или три месяца подряд хочу просто читать, никто в семье не возражает».

Гибкий режим анскулера позволил Эбби шесть дней в неделю брать уроки в балетной школе, что привело к появлению в углу ее спальни огромного пакета с пуантами и к новой роли в постановке «Щелкунчика» труппой Чикагской балетной студии. Кроме того, три дня в неделю Эбби работает в «Полевом музее» естественной истории в качестве волонтера, разбирая скелеты животных на кости. В первый же рабочий день ей выдали пару перчаток, скальпель – и отправили работать с останками сибирского тигра. «Если сравнивать с червяками и лягушками, которых препарируют в старших классах, это серьезный рывок», - сказал ей тогда отец, Дэйн Стюарт, ученый-сонограф из больницы Чикагского университета.

Учиться тому, что вызывает восторг

По ряду показателей Эбби – яркий представитель движения, которое сейчас набирает силу, по крайней мере, в Чикаго и окрестностях. По данным федеральных агентств, в 2003 году около 1,1 миллиона учеников получили домашнее образование, что демонстрирует заметный рост – на 30 процентов – по сравнению со статистикой конца 90-х.

И хотя данные по анскулерам собрать не так просто, с 1999 года в штате Иллинойс образовалось не менее пяти онлайновых сообществ в поддержку анскулинга, причем участники четырех из них преимущественно живут в шести округах чикагского агломерата, говорит Мелисса Брэдфорд, основатель группы «Many Rivers Unschooling», работающей преимущественно для округов ДуПэйдж и Уилл.

«Анскулинг определенно распространяется. Посмотрите на нашу группу», - говорит Уинфред Хаун, хореограф и танцовщица из Чикаго, ставшая одной из основательниц анскулерской группы «Northside Unschoolers». В 2001 году они объединили с полдюжины семей. К 2005 годуколичество участников группы достигло 100 человек.

Дети любопытны от природы

В основе анскулинга лежат идеи реформатора образования Джона Холта, писавшего, что дети любопытны от природы и обязательно научатся всему, что нужно знать, как только им это потребуется. Это не означает, что анскулеры никогда не посещают традиционных уроков. Интересующиеся рисованием могут брать уроки рисования. Подростки, желающие поступить в вуз, могут ходить на подготовительные курсы.

Анскулеры определяют, чем им хочется заниматься в жизни, и затем овладевают необходимыми для этого знаниями и навыками. Сторонники такого подхода говорят, что дети воспринимают материал гораздо лучше, если он им нужен. Один из сайтов, посвященных анскулингу, формулирует этот принцип следующим образом: «учиться тому, что вызывает восторг». Писатель Пэт Фаренга, один из учеников Холта, называет его «естественным способом обучения». «Именно таким образом мы учимся до школы, и именно так мы учимся после школы, когда начинаем работать», - пишет Фаренга в книге «Учи себя сам. Пособие по анскулингу Джона Холта».

Одна из мам в группе «Northside Unschoolers» искала альтернативу большому объему домашних заданий в общеобразовательной школе и принятому там упору на сдачу тестов. Другие родители анскулеров стремятся избавить своих детей от ярлыков, которые школа навешивает на чрезмерно активных детей или тех, кто поздно начал читать. «Самое сложное для большинства людей… это необходимость поверить, что ребенок все равно будет учиться, - говорит Мэри Гриффит, автор «Настольной книги анскулера: Как сделать целый мир вашим учебным классом». - Для тех из нас, чьи дети поздно начали читать, это было действительно сложно. Многие дети-анскулеры не учатся читать в шесть лет. Это может произойти в семь, восемь или даже в девять лет. Но как только они научатся читать, они способны изучить что угодно и все на свете».

Слоняясь по дому

Инструменты для раннего анскулинга разбросаны по всей игровой комнате на третьем этаже дома Уинфред Хаун в Оак Парк, построенном в начале 20 века. Кубики и настольные игры помогают дочерям Афине (10 лет), Ирис (5 лет) и Селене (2 года) изучать математику и навыки общения. Тут же есть листы бумаги, карандаши и маркеры, чтобы писать или рисовать. Книги повсюду.

В это «не-школьное» утро Айрис и Афина решали математические задачи, которые по их просьбе придумал папа, Стефан Парке, выпускник Гарварда, работающий физиком в Аргоннской национальной лаборатории***. «Айрис заинтересовалась тем, что один плюс один получается два», - рассказывает Хаун, а папа развил ей эту идею до 50 + 50. А у Афины задачки из области начальной алгебры. Потом Селена играет на диване, Айрис с мамой шьют что-то, а Афина объявляет: «Надо бы мне потренировать почерк».

Афина видела образовательный процесс, которого теперь лишена, - и не скучает по нему. «Я была в школе один день. Там было весело, но здесь мне больше нравится. В школе надо просто сидеть на месте, пока учитель говорит», - делится девочка своими впечатлениями.

Афина в курсе, что многие сомневаются, получает ли хоумскулер достаточно навыков социализации, находясь вне группы ровесников. «Я полагаю, что хоумскулер получает достаточно социализации, - говорит она. - Я пою в хоре, где есть еще один хоумскулер. Я общаюсь в группе хоумскулеров, где много ребят разного возраста. А еще у меня есть скаутские занятия для девочек и балетная школа».

Хаун говорит, что иногда ее дети «просто слоняются по дому - но это всего лишь накопление энергии для тех дней, когда они сделают больше». Кроме того, она говорит: «Вы можете выучить ребенка, потратив полтора часа в день, тогда как в школе это занимает шесть часов. Остальные четыре с лишним часа там занимает «Встаньте! Сядьте. Вымойте руки… Слушайте внимательней…» Если моей дочери надо, скажем, найти телефон приятеля в телефонном справочнике, я найду пять минут и объясню ей принцип построения алфавитных списков, - продолжает Хаун. - И мне не нужно тестировать, хорошо ли она поняла. Я и так это увижу, когда она сама найдет в списке нужную фамилию».

В подростковом возрасте, как считает Грэйс Ллеуэллин, автор «Книги про освобождение подростков», анскулеры могут выучить биологию по учебнику, на подготовительных курсах колледжа или с помощью обучающей программы. Или они могут попроситься в помощники к доктору, проводить коллективный «мозговой штурм» над книгами или проектами. Или устроиться волонтером в ветлечебницу. «Вас ограничивает только небо», - пишет Ллеуэллин.

Как насчет вузов?

Отец Эбби и ее мама, социальный работник в хосписе, позволила всем трем детям почувствовать вкус школы (все они были зачислены в классы для одаренных детей), а затем в определенный момент решить, оставаться в ней или нет. Все трое в итоге стали отъявленными анскулерами, старший из которых в июне закончит Дартмут****. Эбби тоже хотела поступить в вуз и с особым рвением учила предметы, которые для этого потребуются.

Для подготовки к вступительным тестам (SAT) она купила несколько книг по тестам для преподавателей и прошла ряд тестовых заданий прошлых лет. Результаты были ошеломляющими: общий балл – 2 350 из 2 400. В подтверждение своих результатов она сдала также тесты по мировой истории, литературе и истории США, набрав 800, 790 и 780 баллов из 800 возможных соответственно.

Не все анскулеры и хоумскулеры показывают такие высокие результаты, как Эбби, но по итогам сдачи другого распространенного теста для поступающих, ACT, те учащиеся, что получили образование дома, в среднем по стране за последнее десятилетие показали результаты выше среднешкольных. В 2006 году средний результат анскулеров был 22,4 из 26, тогда как средний результат школьников – 21,2.

До того, как на минувшей неделе Эбби получила известие о том, что ее досрочно принимают в Принстон, она изучила возможность поступить в семь других вузов - и обнаружила, что там довольно спокойно смотрят на отсутствие традиционного школьного образования. В Гарвардском университете руководитель приемной комиссии, Мэрилин МасГрат Льюис, сказала, что анскулеры без свидетельств об окончании школы могут подать документы о результатах вступительных тестов, а затем «рассказать нам о том, чему и как они учились до вуза, и нам будет достаточно этого собеседования для того, чтобы сделать выводы».

Многим может показаться, что анскулерам трудно приспособиться к регламентированной жизни вуза или колледжа. После жесткого режима балетной школы, Эбби не думает, что ее ждут с этим какие-то проблемы. Сэм Дикки, 23-летний анскулер из Оак-Парк, который уже пятый год учится в Колледже Белойта, говорит, что у него не было трудностей адаптироваться к режиму занятий. Он обнаружил, что вполне укладывается в сроки выполнения заданий, к тому же его считают «хорошим сочинителем», хотя до колледжа он никогда не писал проектных работ.

Но, как и обычные школьники, не все анскулеры стремятся в вузы. Джен Хант, консультант по вопросам анскулинга, руководитель проекта и веб-сайта «Natural Child», говорит, что ее сын-анскулер никогда не хотел поступить в колледж. Вместо этого он открыл компанию по компьютерному консультированию. «Он постоянно обыгрывает нас в викторине «Trivial Pursuit». Он великолепный редактор, - говорит Хант. - Он в уме может решить любую математическую задачу. Я вижу его результаты здесь и сейчас».

Не для всех

Однако даже активные сторонники анскулинга предупреждают, что этот подход подходит не каждому. «Это в определенной степени экстремальный путь. Немногие люди настроены действовать в этом же направлении, - говорит Дороти Уэрнер, основатель «Home Oriented Unique Schooling Experience», группы поддержки для анскулеров в Иллинойсе. - Вы должны поверить в то, что ваш ребенок хочет учиться. Выбросьте из головы мысль о том, что детей надо заставлять получать знания. Если у родителей сильная потребность контролировать… им придется несладко. И если вы хотите, чтобы ваш ребенок учился точно так же и тому же, чему и соседский, анскулинг – не для вас».

Исследователь домашнего обучения, Майкл Эппл, профессор образования Университета Висконсин-Мэдисон, сильно опасается «пускания пыли в глаза». Он интересуется, откуда и каким образом анскулеры получают информацию о людях другого цвета кожи, другой религии и культуры. «Отсутствует общественный контроль», - говорит Эппл. Строго противоположного мнения придерживается идеолог анскулинга Фаренга: «Кто собирается принимать решения о том, как правильно думать?»

Уильям Шуберт, профессор основного курса в Университете Иллинойса в Чикаго, обучил свою дочь дома, используя некоторые принципы анскулинга. Он говорит, что анскулинг может быть хорошим вариантом, но требует времени, усилий и «общения с… хорошо образованными людьми». «Мы не знаем, действительно ли дети любознательны от природы. Этот вопрос еще открыт», - говорит Шуберт. Некоторые анскулеры «могут не продвинуться дальше поедания шоколадных батончиков». Фаренга возражает, что анскулинг действительно может быть проще для родителей, располагающих временем и информацией, но «каждый в состоянии найти их в своей привычной жизни».

«Я не пытаюсь сказать, что анскулерам очень легко, - пишет Фаренга, - но когда ваш ребенок отстает в школе или страдает там, это тоже очень непросто».

Эбби и другие настаивают, что в каждом ребенке есть страсть, которую просто нужно разбудить. «У каждого человека есть что-то, что он действительно обожает и чем бы он хотел заниматься всю оставшуюся жизнь, - говорит Эбби. - Если вы нащупаете это и позволите своим детям двигаться именно в этом направлении, вы поразитесь, насколько они могут быть увлечены учебой».



Примечания переводчика:
* Снежная Королева - одна из центральных ролей в американской версии балета «Щелкунчик».
** Крупная театральная площадка в северной части Чикаго.
*** Старейший научно-исследовательский центр Министерства энергетики США.
**** Один из старейших университетов США.

Источник

Назад в раздел