Я плачу учителю, но, на самом деле, школьные товарищи обучают моего сына. Ральф Уолдо Эмерсон, 1882


Наши проекты


Юмор. И не только...

Откуда берутся свободные дети

Кен Робинсон о смене парадигмы образования

 

 

Когда помощь становится манипуляцией?

Сложный момент для любого родителя, и в особенности для родителей анскулеров: как помочь ребенку в обучении, но не навредить при этом и не отбить желание учиться? Тут важно помнить, что свобода в образовании подразумевает доверие к собственному ребенку и веру в него. О том, можно ли и нужно ли подталкивать процесс обучения дома в определенное русло, размышляет Джен Хант.

Когда помощь становится манипуляцией?

Автор: Джен Хант
Перевод: Марина Егунова
специально для проекта "Свобода в образовании"
Джен Хант - профессор психологии, директор проекта "Естественный ребенок", член совета директоров "Канадского общества по предотвращению жестокости по отношению к детям" и ряда других тематических сообществ. Автор книг и статей по детской психологии и анскулингу.

Многие родители с детьми, находящимися на домашнем обучении, ломают себе голову: где же грань между «помощью» и «манипуляцией». Как ярая сторонница анскулинга (домашнего обучения, в центре которого находится ребенок) и мать 17-летнего сына, я иногда задаюсь вопросом, нужно ли мне подталкивать его к определенной деятельности, несмотря на отсутствие к ней интереса или, по крайней мере, напоминать сыну о делах, к которым он временно охладел. Особенно я начинаю об этом задумываться, когда читаю о каком-нибудь необыкновенно увлеченном ребенке, который стал лучшим в определенной  сфере деятельности, например, в музыке. Именно в такие моменты Джон Холт через свои книги напоминает мне, что доверие – самая важная составляющая домашнего обучения.

Хотя это на самом деле важно - предоставлять ребенку возможность изучать различные предметы, - я думаю, что этого практически невозможно избежать. Мы живем в эпоху информации. Дети окружены всевозможной информацией из книг, разговоров, телевидения, фильмов, Интернета и окружающего мира. Как-то раз, когда Джейсону было 5 лет, он спросил меня: «Что такое опера?» Это меня удивило, так как мы ни разу не затрагивали этой темы. Я спросила его, откуда он взял это слово, - и узнала, что из диснеевского мультика! Он задал несколько вопросов о типах оперы, и мы немного их обсудили. Так как я не испытывала никакого интереса к этой теме, я доверила ему самому узнать больше информации, если захочется. Он знал, что в нашей энциклопедии были статьи об опере и, если ему этого не хватило, он мог бы пойти в библиотеку или расспросить других людей, знающих больше об опере, чем я. (Конечно же, в наши дни фактически любой ответ можно найти в Интернете). Хотя демонстрирование родителями увлеченности в изучении чего-то  и может быть полезным, все же, если ваш интерес к чему-то не искренний – такое взаимодействие будет иметь минимальную ценность. Я никогда не притворяюсь, что мне интересно говорить об опере или о чем-то еще, если это не так. На протяжении многих лет я видела, как мой сын изучает разные предметы с большим увлечением, несмотря на совершенное отсутствие к ним интереса с моей стороны. И я доверяю ему составлять самому свою собственную «учебную программу».

Любой предмет может понравиться Джейсону или не понравиться, никто не знает, почему. В начале его очень интересовали рисование, астрономия, математика и физика; впоследствии он стал изучать и другие предметы. Что бы получилось, если бы его заставляли учить эти предметы раньше? Скорее всего, он бы отреагировал негодованием, фрустрацией и, как следствие, меньшим интересом в этой области. Если я буду доверять моему сыну самостоятельно определять, что ему нужно изучать и когда,  однажды он сам может  заинтересоваться теми предметами, которые он до этого не изучал и, с той внутренней мотивацией, которая у него возникла,  он изучит этот предмет в считанные дни. Даже, если он никогда не изучит какой-то предмет на протяжении всей своей жизни,  здесь нет никаких причин для беспокойства. В конце концов, ни один человек не разбирается во всем на свете, и нет такой науки, без изучения которой невозможно провести счастливую жизнь.

В некоторых случаях, нам необходимо демонстрировать своим примером  и обучать ребенка понятиям и представлениям, которым ребенок не может еще пока полностью обучиться сам: как избегать опасность, конструктивно справляться с гневом,  мирно разрешать конфликты, сострадать людям и т.д. Но изучение Шекспира, на мой взгляд, не входит в эту категорию обязательных для обучения предметов. Да и к чему здесь спешка? Есть такое странное невысказанное предположение в нашем обществе, что если ребенок не освоил каждый предмет, положенный в школе, к 10 годам, то, значит, мы не справились с домашним обучением. Но у ребенка целая жизнь впереди, чтобы научиться любому делу, удовлетворить свой интерес, будучи взрослым. Защитник домашнего образования, Джон Холт, прекрасно продемонстрировал это, выучившись играть на виолончели в 50 лет.

Дети очень чувствительны к нашим скрытым сообщениям. Невзирая на то, как тщательно мы будем выстраивать наши фразы, пытаясь объяснить ребенку необходимость выполнения той или иной деятельности, мы подразумеваем, что эта  деятельность так неприятна или трудна, что он бы никогда не стал ею заниматься по своей инициативе, иначе зачем мы бы стали от него это требовать? Никто ведь никогда не заставляет ребенка есть мороженное!

Другая ловушка, скрывающаяся в требовании к ребенку что-либо сделать, это то, что здесь подразумевается потенциальное наказание. Если ребенок откажется делать то, что мы от него хотим, или он не способен или не расположен исполнить наше требование, тогда мы вынуждены будем отказаться от требования или наказать ребенка (а если мы никак не отреагируем, значит, мы просто ничего не требовали от ребенка на самом деле). Если же мы все-таки накажем ребенка, то таким образом мы передадим ему поток разрушительных посланий. Как однажды сказала Сюзанна Шеффер, редактор журнала, посвященного хоумскулингу «Растем без школы»:  «Применение силы для дальнейшего обучения является ошибкой, потому что это, по крайней мере, грубо, и, возможно, не работает вообще, а риск негативных последствий слишком велик». Возможно одним из ответов на вопрос «Когда же помощь становится манипуляцией?» будет «Когда рекомендации превращаются в угрозы».

Цель домашнего обучения состоит в том, чтобы научить ребенка учиться. В то же время, мы не должны диктовать ему, чему и когда он должен учиться. Как нам часто напоминает  Джон Холт, правда заключается в том, что нам можно и нужно доверять своим детям.

Источник

Назад в раздел