Не запрещать им [детям] играть сколько хотят. Детские игры не суть игры, но прилежнейшее упражнение детей.    (Екатерина Великая из «Наставлений к воспитанию внуков»)


Наши проекты


Юмор. И не только...

Откуда берутся свободные дети

Кен Робинсон о смене парадигмы образования

 

 

Активный анскулинг

Оставлять детей учиться дома страшно. Кажется, стоит ослабить контроль, - и они будут весь день смотреть телевизор и играть за компьютером. Но на самом деле (если кто-нибудь уже не вдолбил им в голову, что компьютерные игры – пустая трата времени) дети учатся всегда и везде. А вот с какой точки начать и в каком направлении развить это самообразование – это квест для родителей.

Активный анскулинг

Автор: Эми Карпентер
Перевод: Екатерина Масленникова
специально для проекта "Свобода в образовании"
Эми Карпентер – не только мама двух сыновей-анскулеров, но и разносторонний творческий человек. Бывшая учительница английского языка и литературы, сейчас она – писатель, и не только сочиняет развлекательные романы, но и готовит к печати познавательные детские книги.

Эми КарпентерМама одного анскулера пишет: «Он смотрит «Южный парк», слушает музыку на ай-поде, играет в видеоигры на икс-боксе и не заинтересован в изучении даже элементарных вещей… Похоже, все, что нужно детям - это пассивное стимулирование».

Для меня отношение к телевидению и видеоиграм как к пассивному типу стимулирования становится все более чужеродной концепцией.

Мой муж учился в университете на факультете искусства и техники коммуникаций со специализацией в изучении производства видео. С самого начала наших отношений он всегда обращал мое внимание на то, как именно были сняты телевизионные программы и фильмы: как была подана перспектива, как решения режиссера связаны с общей концепцией фильма, и, конечно же, на вопросы вроде «как они сняли этот кадр?» Такие обсуждения - неотъемлемая часть наших семейных разговоров во время совместного просмотра телевизора.

Как писатель, я всегда ищу историю внутри истории. Как спланировали сюжет, чего добились авторы, предписав герою то или иное действие, и так далее. Мы обсуждаем эти моменты, когда играем в видеоигры или смотрим телевизионные программы и фильмы. Наше восприятие – многоуровневое, оно принимает во внимание историю целиком, как систему, а не отдельные детали и простейшие элементы.

Недавно я просмотрела книгу об индустрии видеоигр. Она заставила меня задуматься о процессе создания игр: как создают графические изображения, как происходит управление всем проектом, как пишут диалоги, которые не теряют смысл на разных стадиях игры, как изменился процесс создания сюжета после появления интерактивности. У Фишера (10 лет) есть парочка книг из серии «Выбери свое приключение», и мы обсуждали, насколько сложнее создать видеоигру, чем такую книгу.

Вся наша семья любит музыку. Мой муж роется в библиотеках и разных необычных местах в поисках новой музыки, чтобы принести ее домой. Он делает компиляции из лучших мелодий, которые находит. Мы проигрываем их на кухне, когда собираемся вместе, и есть некоторые песни, от которых Фишер просто без ума. Он танцует, он напевает – и я вижу, что он думает о том, как музыка создана, из чего она состоит и почему она говорит с ним.

Учитывая интерес к музыке, мы недавно взяли Фишера на концерт группы «Blue Man Group», его первый «взрослый» концерт. И снова я буквально видела, как он думает и анализирует: он смотрел, как музыканты играют на инструментах, слушал, как соединяются звуки и ритмы, качал головой в такт мелодии. Он дал информации возможность слиться воедино внутри. Его знание и понимание музыки растет широко и глубоко, это не «изучение основ», а цельное и всеобъемлющее, системное обучение.

Когда вы спрашиваете, какой компонент вы упускаете, я думаю о следующем. Может быть, вы ищете не в том месте? Может быть, вы хотите «изучение основ», когда на самом деле знание и понимание вашего ребенка глубокое, широкое и цельное? Может быть то, что вы понимаете под «элементарными вещами», всего лишь несколько кусочков конструктора Лего, которые он заполнит по ходу, но в их поиске вы упускаете из виду огромное, настоящее творение, которое он успел создать?

У нас дома взрослые объединяют свой опыт и знания с тем, что нравится делать детям. Мы начинаем там, где находятся они - мы разделяем их интересы, ценим и наслаждаемся вместе. Может ли быть такое, что ваш сын думает, у него нет хобби, интересов и увлечений из-за вашего отношения к его занятиям, как к ерунде, не заслуживающей внимания? Потому что вы воспринимаете их, как пассивные?

Для нас лучшим местом, с которого можно начать, оказалось именно то место, где дети уже были: интерес к музыке, телевидению и видеоиграм. Посещение концертов, нахождение информации о том, как разные группы влияли друг на друга, понимание того, как люди сделали фильмы, которые они выложили на Ю-тубе (YouTube), изучение FAQ, разговоры с другим геймерами, нахождение информации об оружие, используемом в видео играх, воображаемые игры и формирование новых связей с их помощью, проговаривание логики разных стратегий, нахождение информации об актерах на IMDB - все это приводит к все более глубокому изучению устройства мира и творческого процесса.

Я ищу «пассивность» во всем этом - и не нахожу ее. Тут есть аспект наблюдения, погружения в новый опыт, позволения ему протечь сквозь нас, в то время как мы размышляем над его использованием, сохранением и интегрированием в наш взгляд на мир. Но все это - совсем не пассивные процессы.

Источник

Назад в раздел