Я никогда не встречал человека, настолько невежественного, что я не мог научиться чему-нибудь от него. Галилео Галилей, 1642


Наши проекты


Юмор. И не только...

Откуда берутся свободные дети

Кен Робинсон о смене парадигмы образования

 

 

Хороши ли «хорошие» школы? Продолжение статьи

Хороши ли «хорошие» школы? (продолжение)

Михалко Вероника, Беларусь
психолог, мама двух домашних детей
Специально для проекта "Свобода в образовании"

 

Еще один родитель, или родитель-вместо-меня

О

т родителей, которым повезло с воспитательницей в детском саду или учительницей в школе обычно можно услышать определение этого человека как «воспитателя (учителя) от Бога». Замечательный человек, которому можно смело доверить своего ребенка.  Доверить и передать полномочия не только по обучению, но и, в первую очередь, по его воспитанию.  Роль взрослого, к которому ребенок привязывается в саду и начальной школе, – это роль воспитателя и, лишь во вторую очередь, учителя. Фактически, значимый взрослый, с которым ребенок проводит бОльшую  часть своего времени – это родитель. Ведь не тот родитель, кто родил, а тот, кто воспитал. Т.е. хорошая воспитательница (учитель) становится ребенку родителем. В лучшем случае (когда жизненная философия семьи сходна с философией учителя, установлены связи, достигнуто взаимопонимание между взрослыми и т.п.) - третьим в семье, в худшем – первым, а то и единственным, и конкурирующим с настоящими родителями.

Хороший учитель в той или иной мере психологически усыновляет вашего ребенка: заменяет вас, неизбежно конкурирует с вами. Готовы ли вы принять в свою семью еще одного взрослого человека?.. Готовы ли передать часть своего родительства (включающую и ответственность, и обязательства, и любовь, и привязанность ребенка, и ваш авторитет у него) постороннему человеку, зная, что заранее невозможно предугадать, сколько у вас отнимется?..

И, наконец, самый важный вопрос – зачем он вам, этот альтернативный родитель, с какой целью вы принимаете его в свою семью? Чьи проблемы вы решаете таким способом? Возможно, проблемы мужа, который не может один обеспечить семью, и вам приходится работать, чтобы помочь ему в этом. Возможно, свои проблемы: ребенок мешает вашей карьере, или вы вообще были не готовы к тому, что он с вами надолго, а не только до детского сада, и вы не умеете справляться со своей родительской ролью и получать от нее удовольствие. Возможно, так вы решаете проблему родительской неуверенности, когда вам кажется, что вы не справитесь сами с воспитанием и обучением ребенка. Вряд ли вы преследуете цели ребенка - сложно представить, чтобы он искренне попросил: «Мама, отведи меня к какой-нибудь другой тете, пусть она воспитывает меня и учит, у тебя это не очень хорошо получается».

Хорошему ли учат «хорошие» учителя?

Е

сли учесть, что большинство учителей и воспитателей – женщины, то «усыновляя» вашего ребенка, они, как правило, своих собственных детей тоже отдают кому-то на «усыновление» - воспитание и обучение, - чтобы иметь время заниматься вашим. Мне такое поведение кажется удивительно непоследовательным и нечестным по отношению к собственным детям. Для тех учителей и воспитателей, которые всерьез и глубоко задумываются об этом, проблема стоит остро и причиняет боль. Из моего профессионального опыта:

Я вспоминаю одну молодую маму, она для других малышей с мамами чудесные развивающие занятия проводит. Я водила на эти занятия своего сына и была ими очень довольна. С малышами она зря не болтает, не сюсюкает, относится с уважением, мам не «воспитывает», говорит с ними по-человечески, без назидательности. Столько всяких игр знает, поделок, сказок, стихов, песен... все к месту. И вот она сидит напротив меня и плачет. Плачет о своем ребенке, которому уделяет мало времени. Пока она возится с чужими малышами, он – в детском саду. Нет, нет, детский сад – чудесный! Санаторного типа, с бассейном и воспитательница там замечательная, добрая, воспитательница «от Бога»!..
Чудесный воспитатель чудесного домашнего детского сада спокойно и обдуманно говорит о том, что жертвует своими детьми (пока она воспитывает и обучает чужих, свои – в школе), чтобы «вырастить» для них подходящее «общество» из недетсадовских и нешкольных детей, за что, как она рассчитывает, собственные дети скажут ей в будущем «спасибо».

Не секрет, что дети воспитываются не словами, а поведением, всем образом жизни взрослого, к которому они привязаны. Хотите ли вы, чтобы «учительница от Бога» учила ваших  детей бросать своих, чтобы воспитывать чужих?.. Устраивает ли вас цель, с которой она совершает это противоречивое действие: нехватка денег в семье, вынуждающая женщину работать; любовь к своей профессии (бОльшая, чем к своим детям?); какая-то идея (близка ли она вам?) и т.д.?

Я не «от Бога», я всего лишь родитель

Ч

то еще стоит за этим расхожим выражением «воспитатель (учитель) от Бога»? Косвенное признание того, что тот, кто это говорит, хуже. Особенно странно это слышать от родителя про воспитателя в детском саду. Этот выбранный им воспитатель, оказывается, «от Бога», а сам он, выбранный Богом (высшей силой, судьбой…) в родители своему ребенку – так, «не специалист». Следуя этой странной логике, родители перестают считать себя компетентными и отдают детей более компетентным, на их взгляд, «специалистам». (И ощущение некомпетентности у родителя увеличивается с каждым новым «специалистом» в жизни ребенка.)

Обращусь еще раз к тому же примеру с мамой-ведущей занятий для малышей. Я своего ребенка не зря повела к ней на занятия. Я была очарована ею, оценила то, что и как она делает. Я чувствовала, что мне есть, чему поучиться у нее, что я не могу так, как она обходиться со своим ребенком, что чего-то не знаю, чего-то не умею, что дома такие занятия не устрою сама, что… – вдруг ловлю себя на мысли в какой-то момент - лучше я своего ребенка отведу к  этому специалисту. Она – с моим ребенком - умеет лучше меня!..

Неизбежный путь в неизбежный тупик. Позже, в школьном возрасте, ситуация усугубляется, т.к. родителей уже не допускают к занятиям «специалиста» с их ребенком, т.е. происходящее на занятиях еще и превращается в тайну для родителя. «Специалисту» таинственным образом удается научить ребенка читать, считать, писать… без вашего участия. И это хорошо и удобно, но у вас неизбежно возникают сомнения, что вы сами справились бы с этими задачами. Сомнения эти имеют тенденцию увеличиваться до непропорциональных размеров. В итоге большинство родителей младших школьников считают, что преподать своему ребенку программу начальной школы они сами не в состоянии!  Что для этого – научить своего ребенка писать, считать, читать, решать простые математические задачи и т.п. – нужен «специалист»! Не удивительно, что уже второклассник заявляет своему родителю, когда тот делает с ним домашнее задание: «Ты ничего не понимаешь, Марьиванна сказала делать по-другому!» Дети, вслед за родителями, так же перестают считать их компетентными. И не только в области обучения.

Вот так прозаично и бессмысленно родитель теряет в глазах ребенка авторитет образованного человека, образованного хотя бы настолько, чтобы передать своему чаду то, чему его, родителя, учили когда-то в школе. Образованного настолько, чтобы прочитать элементарный детский учебник, понять его и пояснить своему ребенку что-то неясное.

Мой ребенок в хороших руках, я могу заняться чем-то другим

П

ередавая своего ребенка в «хорошие руки», вы перестаете тревожиться и думать в этом направлении, и можете заняться своими делами. И одновременно расслабиться по поводу детско-родительских проблем. Если у вас  что-то не ладилось в отношениях с ребенком (скажем, он не воспринимал вас как учителя, не слушался вас, не хотел заниматься с вами, не выполнял ваши просьбы и т. п.), то таким способом вы консервируете эту проблему на неопределенный срок. У ребенка хорошие отношения с хорошим учителем, и вас это устраивает.

Многие родители  считают нормой ситуацию «мой ребенок не воспринимает меня как учителя». Они считают, что «учить» ребенка должен посторонний человек, тогда он будет иметь авторитет у ребенка, и тот будет его слушаться и внимать ему. Разрушительное для детско-родительских отношений представление. При постоянном общении со своим ребенком оно будет неминуемо переосмыслено родителем (если вообще существовало до этого), отношения будут перестроены с опорой на авторитет родителя. При наличии же «хорошей» школы этого не произойдет по нескольким причинам. Во-первых, из-за недостатка времени, которое ребенок будет частично проводить в школе (в «хорошей» школе – больше времени) в отношениях с учителем, а не с родителем. Во-вторых, из-за  недостаточной напряженности ситуации: опять же из-за времени, которое ребенок и родитель проводят вместе, вопрос долго может оставаться некомфортным, но не критичным, не требующим безотлагательного решения.  И, в-третьих, для успешного обучения учителю требуется авторитет у ребенка и его привязанность, и «хороший» учитель их получит, а родитель… будет заинтересован в том, чтобы этому поспособствовать, т. к. он заинтересован в успехе обучения и т. к. он сам отвел своего ребенка в эту «хорошую» школу.

Итак, передавая ребенка в «хорошие руки», родитель передает его полностью, вместе со своим авторитетом, одновременно откладывая решение проблем в отношениях с ребенком, расслабляясь по поводу необходимости своего родительского роста и самосовершенствования и сосредотачиваясь на других вещах – карьере, хозяйстве, младших детях, развлечениях, друзьях... Фактически ребенок исключается из повседневной ткани вашей жизни, ему отводится довольно небольшая ее часть с определенным, довольно ограниченным содержанием. В итоге, когда ребенка становится в вашей жизни больше – в выходные, праздники, каникулы - это вызывает дискомфорт и даже внутренний протест. Вы не привыкли так тесно делить с ним свою жизнь, а это требует привычки, тренировки, умения и не происходит автоматически, как и жизнь с мужем (женой).

На одном из детско-родительских форумов одна мама писала следующее: «Стыдно признаться, но в выходные я могу без напряжения провести с дочерью, которую практически не вижу всю неделю, лишь несколько часов. Потом я устаю от нее, не знаю, что мне с ней делать, мне хочется куда-нибудь уйти из дома и побыть одной…»

Этот пример опровергает частый аргумент сторонников детских садов и школ: «Я меньше общаюсь со своим ребенком, но это общение более насыщенное и качественное, а «домашние» дети больше времени проводят рядом с родителями, но родители обычно заняты своими делами, а не целенаправленным общением с детьми». Очевидно, стратегическую ценность имеет как раз жизнь рядом со своим ребенком, а не редкие эпизоды, насыщенные взаимодействием с ним. Ежедневно разрывая разлукой ткань жизни с ребенком, мы как бы помещаем наши отношения в холодильник и после встречи достаем их оттуда холодными, а то и замороженными, потому каждый раз требуются усилия по их «отогреванию» и восстановлению, по привыканию и подстройке друг к другу. Необходимость в постоянных подстройках вызывает дискомфорт, досаду и, в конечно счете, желание оставаться на одном и том же уровне холодности отношений, чтобы не проходить вновь и вновь через цикл «замораживания-размораживания». Удобная степень холодности в отношениях - не слишком ли это большая плата за успешную карьеру, нежелание совершенствоваться в своей родительской роли или возможность «спокойно» заниматься младшими детьми?

Окончание

Часть 1

Назад в раздел