Я предпочел бы развлекать и надеяться , что люди изучили что-то, чем обучать людей и надеятся, что их развлекли. Уолт Дисней, 1966


Новое на сайте

Полезно

Наши проекты



Юмор. И не только...

Откуда берутся свободные дети

Кен Робинсон о смене парадигмы образования

 

 

Почему я выбираю анскулинг

Статья, написанная мамой 6-тилетнего мальчика, в прошлом школьной учительницей, о том, как долго она выбирала хорошую школу для своего сына, читая всевозможные материалы по альтернативной педагогике, и как в результате они пришли к анскулингу.

 


Почему я выбираю анскулинг

Автор: Ким Хуссенлог
Перевод: Ксения Платонова
специально для проекта "Свобода в образовании"

Все это началось, когда я впервые увидела мой сладкий, драгоценный, маленький комочек счастья. За три недели до его рождения я была учителем в государственной начальной школе. Мне нравилась моя работа, и я думала, что вернусь к ней после рождения малыша, через какое-то время. Однако когда Льюи пришел в этот мир, мои мысли решительно изменились. Я не могла представить себе, как передам мой драгоценный сверток кому-то еще. Конечно, ведь никто не мог любить его так, как я.

Очень рано я начала думать об образовании Льюи. Со временем я поняла, что не смогу просто передать его в любую старую школу, как только ему исполнится пять лет.

К тому времени как ему было три, я уже начала серьезно думать, где же то место в мире, куда я смогу отдать его учиться. Я изучила все местные государственные школы и поняла, что у меня уже совсем не тот взгляд на образование, который был всего несколько лет назад. В то время я немного давала частные уроки (те же самые, что и много лет, будучи учителем). Я почувствовала необходимость остановиться, так как реально поняла, что не могу «достучаться» до детей, которым пыталась помочь. Они, несомненно, улучшили свои показатели в тех условиях, которые предъявляла к ним система, но у них не развивалась любовь к обучению и страсть к знаниям, которая была у моего трехлетнего сына. Что же было не так? Тогда я не была уверена. Но сейчас я знаю точно.

Я изучила систему Монтессори и ее подход к обучению. Я нашла элементы, которые мне понравились, и начала свое исследование. Я посетила школу. Ходила на дни открытых дверей. Я встречалась с учителями. Задавала им вопросы. Но что-то казалось мне там неправильным.

Поиск лучшей школы для Льюи продолжался. Я стала рассматривать хоумскулинг, как один из вариантов. Домашнее обучение мне нравилось по многим параметрам, но это было относительно новое понятие. Как учитель, я чувствовала, что домашнее образование – это довольно странный выбор для родителей (теперь я беру свои слова обратно). Из-за негативной реакции, которую я видела всякий раз, когда упоминала домашнее обучение как возможный вариант получения образования для Льюи, а также из-за большого количества вопросов, которые у меня были относительно того, чтобы не ходить в школу, я отложила эту идею и продолжила поиски хорошей школы.

К тому времени, как Льюи исполнилось четыре, я все еще мучилась вопросом, отправлять ли его в дошкольное учреждение. Сердцем я чувствовала, что это неправильно, но все его друзья подавали документы, и он сказал, что тоже хочет в школу. После бесчисленных разговоров с воспитателями местной школы и с мыслями о том, что в любом случае ему идти в школу в следующем году, я неохотно его туда отправила. Ему нравилось. Было очень весело, и завязались прекрасные отношения с учителем.

Приблизительно в это же самое время я начала изучать Вальдорфскую педагогику Штайнера. Ходила на «дни открытых дверей». Разговаривала с учителями, с родителями детей, которые уже учатся. Обсуждала это с друзьями, которые собирались туда отдавать учиться своих детей. Я исследовала интернет в поисках информации. И хотя было множество аспектов, которые мне действительно нравились в этом подходе, это все еще была система обучения. Это все равно была школа с большим количеством детей, где все должны были заниматься одним и тем же в одно и то же время каждый день – 6 часов в день, пять дней в неделю.

В процессе моего изучения подхода Штайнера я снова начала рассматривать домашнее обучение как один из возможных вариантов. И тогда я прочитала про анскулинг и естественное обучение. Меня заинтриговала философия того, что дети лучше учатся, когда им предоставляется свобода выбирать, что они хотели бы изучать в определенный момент. Всего за несколько коротких месяцев я узнала больше о природе познания, чем за многие годы, будучи школьницей, а затем и студенткой университета.

П
редоставлять детям возможность самостоятельно выбирать направления познания и управлять своей жизнью - это было для меня чем-то новым. Но, когда я смотрела на жизнь Льюи и понимала, что он учится всему, что ему нужно, именно здесь и сейчас, независимо от школьной системы, это придавало мне уверенности. Я чувствовала, что это как раз то самое, чего мне не хватало в годы преподавания. Неудивительно, что ученикам нужно было так много стимулов и вознаграждений для того, чтобы они учились. Они учились, но они учились тому, чему хотела их обучить я (или Министерство образования). Но они не учились тому, что было важно для них. У них не было свободы выбора (разве только в очень редких случаях). Им не было позволено придумывать, создавать, надеяться и обсуждать свои собственные пути. Их дороги уже были выбраны. Чем больше я узнавала об естественном познании, тем больше мне нравилась эта идея. Это было как раз то, что я долгое время искала. Льюи всю свою жизнь занимался естественным познанием. И этот путь был похож на правильный.

Глядя на результаты естественного обучения Льюи в течение первых четырех лет его жизни, я видела увлеченного маленького мальчика со всепоглощающей жаждой знаний. Он очень любил книги. Любил природу. Он каждый раз становился фанатом того, что его интересовало на данный момент. Он был мотивирован, самостоятелен и обожал играть. И, согласно анскулингу, не было в этом его обучении ничего, что следовало бы изменить. Не требовалось никаких специальных действий. Не было чего-то такого, что должно произойти конкретно в пять лет, чтобы неожиданно переключить Льюи на процесс познания – он уже был внутри этого процесса, живя полной жизнью.

Я наконец достигла того понимания, которое было необходимо, чтобы принять единственно верное решение относительно образования Льюи. Таким образом, после пяти дней посещения дошкольного учреждения, я забрала его оттуда. Несмотря на удивление семьи и друзей и даже некоторое неодобрение, я приняла самое правильное решение в своей жизни, исходящее от сердца. Я чувствовала, что это правильно. Мне было хорошо. И это было очень гуманно по отношению к Льюи: просто остаться дома, а не приобщаться к системе, чтобы стать ее частью, остаться дома и продолжать заниматься тем, чем он всегда и занимался.

В течение того года я читала, читала и читала. Я хватала все, что имело хоть какое-то отношение к анскулингу или естественному обучению. Я вступала во все возможные группы по обсуждению этого вопроса. Я распечатывала стопки и стопки фантастических статей на темы, так или иначе связанные с анскулингом. Я купила множество хороших книг великих авторов, сторонников этого подхода. Я нашла Джона Холта и Джона Тейлора Гатто. Я узнавала о том, как учатся дети. О том, как они терпят неудачи. За тот год я узнала больше об обучении и образовательной системе, чем когда-либо. Я чувствовала, что готова и полностью вооружена.

К тому времени как Льюи исполнилось пять лет, я поняла, что мне придется давать объяснения. Вопросы лились на меня из каждого угла. Почему вы выбрали хоумскулинг? А ему не будет скучно? А как насчет социализации? А как же ты, тебе же надо отдыхать? Как же он будет нормально развиваться? Как он будет заводить друзей? Как он вольется в общество? Скажите, но вы же не собираетесь это делать в старших классах? А университет – вы разве его не лишаете возможности поступления?

В то время у меня были ответы только на некоторые вопросы, сейчас есть почти на все. Это было пугающее время. Я сильно ощущала нехватку поддержки - и решила попытаться найти единомышленников. Я знала, что и Льюи, и мне очень понадобится эта поддержка и какая-то социальная отдушина. Я искала хоть кого-нибудь в нашей местности, кто был бы на домашнем обучении. И надо сказать, к моему облегчению, я нашла таких людей. Однако, устанавливая контакты и пытаясь организовать какое-то периодическое совместное времяпровождение, я поняла, что постоянные регулярные встречи, каких мне хотелось бы, невозможны. Я чувствовала себя подавленно, когда осознала, что той поддержки, на которую я надеялась, скорее всего, не будет.

Однажды, в прошлом году, произошли перемены к лучшему. Приехав домой после кратковременного отсутствия, я обнаружила на автоответчике сообщение. Это была местная семья, которая пыталась познакомиться с как можно большим количеством хоумскулеров. Они хотели получать домашнее образование и спрашивали, можем ли мы все встретиться, чтобы обсудить хоумскулинг. Они тоже оказались анскулерами, кто бы мог подумать?! Это было началом появления замечательной группы. Сейчас мы встречаемся каждый месяц и делимся впечатлениями об обучении и о детях. Мы встречаемся с другими хоумскулерами и очень весело проводим время вместе.

Ж
изнь прекрасна. У нас нет суматошных утренних часов, когда надо рано встать и успеть в школу, нет «я не хочу идти в школу», нет «я не хочу делать домашнее задание», нет запугивания, давления, нет уставшего ребенка с расшатанными нервами в конце дня (ну, по крайней мере, редко). Мы проводим время, наслаждаясь жизнью. Льюи свободен в выборе того, что делать. У нас нет графиков и крайних сроков, которые нужно соблюдать. Льюи никто не заставляет делать что-то другое, когда он как раз в середине какого-то интересного и важного для него процесса. Его не подталкивают делать что-то, что кажется ему трудным или скучным в данный момент. Нет необходимости все бросать, когда звенит звонок. Отпрашиваться, чтобы сходить в туалет. Ждать обеда, несмотря на то, что ты голоден. Никаких построений. Нет необходимости поднимать руку, чтобы иметь возможность высказаться. Никаких задержек допоздна. Нет запрета разговаривать в классе (наоборот, разговоры поощряются). Множество времени для того, чтобы играть и мечтать, смеяться и бегать, плавать и кататься, читать и слушать, и болтать, болтать, болтать. Он получает опыт реальной жизни в общении с реальными людьми. Он учится взаимодействовать с миром уверенно и позитивно, имея возможность расти и развиваться естественным путем.

Он научился читать и совершенствуется в письме. Он любит все операции с цифрами. Определяет время. Любит рисовать и раскрашивать, что-то мастерить. Обожает строить и конструировать. Он увлечен природой и науками. Он в восторге от истории там, где она соприкасается с его интересами. Он уверенно владеет компьютером и навигацией в интернете. Ему нравится кататься на велосипеде, и плавать, и исследовать. Нравится пинать мяч и играть в крикет. Он любит играть со своими друзьями и весело проводить с ними время. Любит выходить из дома и исследовать природу. Любит подключать свое воображение и придумывать фантастические истории, героев и миры. Он делает все это свободно и своим путем. Его образование в его компетенции.

Таким образом, если подвести итог, то он просто обычный ребенок, делающий обычные вещи. Он любит свою жизнь и любит учиться. Он счастлив и доволен. Ему нравится этот образ жизни. Что еще можно ему пожелать?

Чем дальше мы идем по пути анскулинга, тем больше я вижу потребность в свободе и в том, чтобы никто не мешал обучению сына. Я упорно тружусь над тем, чтобы предоставить эту свободу Льюи по мере того, как сама прохожу процесс дескулинга и борюсь с системой образования, которая прочно засела у меня внутри. Чем больше я читаю, учусь и размышляю, чем больше я расслабляюсь и вытаскиваю себя из этой системы, тем лучшей помощницей и родительницей я становлюсь для своего ребенка

Так почему я приняла решение не отправлять Льюи в школу? Потому что в школе нет никакой нужды. Тяга к знаниям у него в крови, что бы и когда бы он ни делал. Сейчас я наоборот задаюсь вопросом: "А зачем вообще детей отправляют в школу?"

Ким живет со своим супругом Марком и сыном Льюи в Новом Южном Уэльсе, в Австралии, где они следуют подходу естественного обучения.

Источник

Назад в раздел