Самый важное последствие образования  - это помощь студентам стать независимыми от стандартов образования.  (Пол Э. Грэй, 1996)


Наши проекты



Юмор. И не только...

Откуда берутся свободные дети

Кен Робинсон о смене парадигмы образования

 

 

Как родители анскулеров узнают, что их дети чему-то учатся?

В сознании большинства из нас понятие учебы и оценок связаны почти неразрывно. Поэтому главная тревога и сложность принятия такой модели образования, как анскулинг, появляется именно из-за разрыва этого "оценочного" шаблона. Как это - довериться одному лишь желанию учиться? Как это - не писать диктантов и контрольных, не сдавать экзаменов и тестов? А вдруг ребенок, оставленный учиться дома, так ничего и не выучит?! Джен Хант, теоретик и практик анскулинга, чьи статьи уже публиковались на нашем сайте, утверждает: жизнь без оценок возможна. И при этом родители все-таки знают, что дети постоянно чему-то учатся. 

Как родители анскулеров узнают, что их дети чему-то учатся?

Автор: Джен Хант
Перевод: Нана Рубина
специально для проекта "Свобода в образовании"

В

процессе анскулинга мы следуем за интересами ребенка. Родители выступают не как учителя, а как наставники и помощники в поиске необходимых ресурсов. Этот подход часто встречает непонимание, поскольку кардинально отличается от подхода, принятого в традиционной школе.

Описывая анскулеров, часто говорят о том, чего мы не делаем. Мы не "учим". Мы не используем оторванные от жизни программы обучения, которые предполагают тестирование. Мы не организуем время нашего "школьного дня". Но, тем не менее, мы много чего делаем:

  • Отвечаем на вопросы.  Многие из нас убеждены, что это является наиболее ценной составляющей анскулинга.
  • Поддерживаем творческое и совместное решение возникающих задач
  • Ищем ресурсы и информацию для поддержки ребенка в его увлечениях на сегодняшний день
  • На собственном примере показываем, что такое терпение, честность  и ответственность.
  • Делимся радостью узнавания нового в процессе обсуждения, чтения и исследований.

Конечно, и для семьи, где дети посещают традиционную школу, все вышеперечисленное возможно. Но это гораздо сложнее - ведь родители и дети проводят вместе гораздо меньше времени. Ведь даже время после школьных занятий посвящено проектам, урокам и иным связанным со школой делам. Дети, посещающие школу, зачастую более склонны искать эмоциональной поддержки у сверстников, а не у родителей. С этим трудно бороться даже во время каникул.

Утверждается, что родители анскулеров не контролируют прогресс своих детей, и поэтому знания детей надо проверять. Это связано с тем, что анскулинг существует за пределами школы, а потому наша философия и методы не всегда достаточно ясны.

Как же родители анскулеров узнают, что их дети учатся? Ответ достаточно прост: наблюдая за своими детьми. У меня только один ребенок. Если бы в классе был только один ученик и учитель не смог бы оценить его технику чтения, все были бы возмущены. Как мог учитель, который каждый день тесно общается с этим ребенком, упустить столь явные факты? Тем не менее, многие, незнакомые с анскулингом, полагают, что родители, находящиеся в ежедневном тесном контакте с ребенком, нуждаются во внешней проверке, которая и определит прогресс ребенка в обучении.

Это сильно удивляет родителей анскулеров, которые просто не могут себе представить, как можно упустить хоть что-то из столь интересного процесса естественного обучения собственных детей.

Ни в одной из семей анскулеров нет 25 детей. У нас есть полная свобода заниматься усовершенствованием процесса познания. Мы не должны тратить свое время и отвлекаться на дела, совершенно не связанные с процессом обучения, что как раз часто происходит в школе. Эта свобода "не отвлекаться" и является основным фактором, который создает живое, творческое и радостное пространство для постижения нового.

Любой родитель ребенка в возрасте 2-3 лет может точно сказать, до скольких его сын или дочка умеет считать, сколько цветов знает. И это не благодаря тестированию, а просто потому, что постоянно слушает своего ребенка и отвечает на его вопросы. В анскулинге это наблюдение просто продолжается и распространяется на более старший возраст и более сложные предметы.

Достаточно любопытный ребенок много раз в день хочет узнать, что означают те или иные слова - в книгах или в газете, на экране компьютера или телевизора, в описании настольной игры, на упаковке, в письме, которое вы только что получили и т.д. Если ребенок свободен в самовыражении, он не постесняется спросить у родителей о значении этих слов. По уменьшению числа таких вопросов, а также способности ребенка прочесть то или иное слово ("Смотри, папа, эта посылка - тебе!") можно вполне уверенно предположить, что навыки чтения совершенствуются. Внешним наблюдателям это может казаться неточным, но родители анскулеров по опыту знают, что более точная оценка будет воспринята как навязанная извне, ненужная, и потому заранее обреченa на неудачу.

Если бы правительство решило тестировать младенцев, определяя, начинают ли они ходить в установленные сроки, все бы решили, что это  - абсурд.  Мы все знаем, что здоровый ребенок начинает ходить. Глупо и бесполезно уcкорять этот процесс. Это также бессмысленно, как пытаться ускорить цветение розы. Садовники не беспокоятся о поздно цветущих розах, не измеряют их прогресс ежедневно. Они верят в силу природы и стремятся ухаживать за растением как можно лучше, зная, что любое дополнительное вмешательство будет противоречить естественному процессу роста. Такое же доверие необходимо в процессе обучения ребенка. Бутон розы распускается, когда приходит его время. Здоровый ребенок начинает ходить, когда он готов. И все здоровые дети в семье, где много читают, начинают читать, когда они к этому готовы, хотя этот момент может наступить, когда ребенку исполнится десять или двенадцать лет. Нет никакой необходимости ускорять или измерять этот процесс. Когда ребенок свободен учиться в своем ритме, он с удовольствием будет учиться всю свою жизнь.

Ребенок не всегда прогрессирует одинаково. Могут быть резкие скачки с одного уровня на другой. Формальное тестирование, проведенное до перехода на следующий уровень, может дать ложные результаты, которые только введут в заблуждение. Однажды вечером, когда я заметила, что Джейсон начал лучше читать (он стал реже просить меня прочитать ему надпись, название и т.п.), но не настолько, чтобы читать бегло, я, сославшись на плохое самочувствие, сказала, что не могу ему почитать. Он ответил: "Ну, ладно, ты тогда отдыхай, а я тебе почитаю". И он прочитал мне всю книжку без запинки, так хорошо, как я даже не ожидала.

Иногда случается в естественном процессе жизни с ребенком, что мы получаем прямую и точную информацию о его знаниях. Но надо подчеркнуть, что это должно быть частью естественного процесса поддержки процесса узнавания нового и что навязывание тестирования извне ни к чему хорошему не приведет. Если бы я попросила его почитать мне, он вполне мог отказаться, поскольку начал бы нервничать, как нервничает всякий, кого тестируют. Но поскольку он сам вызвался почитать, и его умение никто не стремился оценить, у него не было причин бояться.

Родители анскулеров просто не могут не иметь представления о том, насколько хорошо их дети научились читать или еще что-либо делать. Без специального тестирования мы даже можем до определенной степени недооценивать умения нашего ребенка. Но это только означает, что впереди нас ожидают удивительные открытия.

Джейсон, которому в то время было три года, еще не умея бегло читать, сам научился возводить числа в квадрат и извлекать квадратный корень. Как же я могла догадаться, что он именно сегодня созрел для такого уровня математики? Если бы я пользовалась стандартной программой, я бы, скорее всего, не уделяла внимание занятиям математикой, а делала упор на чтение. И каков был бы результат? Сейчас он хорошо прогрессирует и с удовольствием занимается и чтением, и математикой. В конечном итоге, не важно, когда он овладеет этими знаниями. Джон Холт как-то заметил, что дети - не поезда. Если поезд прибывает на каждую станцию с опозданием, он совершенно точно опоздает и на станцию назначения. Но ребенок имеет право опаздывать на любую "станцию", он даже свободен изменить весь "маршрут" процесса обучения – и, тем не менее, постичь все области образования.

Ребенок-анскулер не только знает, чему ему надо научиться, но и каков наилучший способ это сделать. Джейсон всегда изобретал гениальные способы обучения тому, что было ему интересно. Его способ изучить возведение числа в квадрат и извлечения корня - строчки и столбцы точек на листе бумаги - мне бы никогда не пришел в голову, даже, если бы я смогла догадаться, что он созрел для понимания этого в свои 3 года.

Когда ему было 6, он рассматривал новый глобус и придумал игру, в которой надо было из двух взятых наугад стран определить большую по площади, по населению и т.д. Он постоянно играл в такие игры. Его способности придумывать интереснейшие обучающие игры превосходила мои. Мне никогда не приходило в голову мотивировать его. Мой ребенок - не исключение. Многие родители анскулеров говорят о такого рода креативности и радости узнавания у своих детей.

У Джейсона никогда не было уроков в привычном смысле этого слова. Он сам себя обучал чтению, письму, математике и наукам. Если было нужно, просил о помощи. Эти предметы никогда не воспринимались отдельно, а всегда - как часть интересных ему вещей. Я была его посредником, а не учителем. Но я никогда не была пассивным наблюдателем.

Когда он задавал вопросы - а это происходило много раз на дню, я отвечала так хорошо, как только могла. Если у меня не было ответа, я начинала исследование: звонила по телефону, помогала ему пользоваться энциклопедией, мы шли в библиотеку или находили кого-то, у кого был необходимый опыт и у кого Джейсон мог бы научиться. В общем, использовала все возможности для того, чтобы он нашел ответ на свой вопрос. Конечно, у современных родителей есть дополнительный ресурс - интернет. Такой путь не просто помогал нам находить ответы на его специфические вопросы, а в целом показывал, какими разными могут быть пути поиска информации.

Хотя я и выбирала анскулинг не по религиозным соображениям, я всегда с удовольствием уделяла время, чтобы ответить на вопросы о личной этике, укрепить такие качества, как доброта, честность, доверие, взаимопомощь, творческое решение задач и сочувствие к другим. Утром мы всегда обсуждали, что нам снилось прошлой ночью, и строили планы на день. А ведь я могла в это время быть занята, собирая Джейсона в школу. Сознавая, что современная жизнь и так очень хаотична, мы старались по мере возможности обеспечить ничем не нарушаемое время для нашей семьи.

В век информационной революции уже нет необходимости в простом заучивании фактов. Ребенок просто не видит в них никакого смысла. Более того, это противоречит его собственным уникальным интересам и увлечениям. А когда ребенок повзрослеет, многие факты просто устареют. Но если ребенок научится получать информацию разными способами, он может учиться всю жизнь. Независимо от того, что именно мы изучали, главным было как этому научиться и как  получить нужную информацию. Джон Холт писал: "Поскольку мы не знаем, какие знания нам понадобятся в будущем, просто бессмысленно учить этому заранее. Вместо этого мы должны вырастить людей, которые обожают учиться и умеют учиться так хорошо, что они в любой момент могут научиться всему необходимому".

Источник

Назад в раздел